a_i_z (a_i_z) wrote,
a_i_z
a_i_z

Categories:

Вера, девочка с холста... Болдино.

Получила письмо от Оргкомитета фестиваля «Живое слово» (www.zhivoeslovo.ru):
мои «Две Веры и одна большая любовь» вышли в финал конкурса Четвертого международного мультимедийного фестиваля «Живое слово»!
Приглашают на подведение итогов конкурса в Большое Болдино 19-20 сентября.

Ура! Значит, понравился рассказ - как всё сложилось в жизни у темноволосой девочки с персиком в руке, внимательно смотрящей на нас со знаменитой картины. В прошлом году его публиковали в «Работнице», только в бОльшем объёме.
Болдино. Мы говорим Болдино, подразумеваем – Пушкин :-)
И ещё - непременно – фильм «Храни меня, мой талисман», который там снимался.
Жаль только, что Янковского и Абдулова уже нет с нами...

Вот тут вариант, отосланный на конкурс:

   

   Это Вера Мамонтова: 12 лет и 21 год; портреты Серова и Васнецова

   

    Две Веры и одна большая любовь

   У каждого из них была своя судьба: у тех, кто через века всматривается в нас – по эту сторону холста. Была жизнь, долгая или короткая, счастливая или трагическая. И был день, когда они позировали живописцу, оставив нам вечное ощущение душевного тепла и покоя…
   Солнечный летний полдень 1887 года. В Абрамцеве, подмосковном имении Саввы Мамонтова, купца, предпринимателя, мецената, как всегда, многолюдно. У детей нынешним летом любимое занятие – игра «в войну». Только что закончилось очередное «сражение» и Верушка (так ее ласково называют домашние), разгорячённая от беготни, слегка всклокоченная, села отдохнуть за столом в просторной гостиной. Впереди еще долгий радостный день, с прятками и шалостями, а вечером на «мамонтовских посиделках» гостей будет ещё больше. Вот недавно вернулся из путешествия по Италии Валентин Серов, полный впечатлений от живописи старых мастеров. В Абрамцеве его принимали как родного, он подолгу жил здесь, был дружен с детьми Мамонтовых, а Елизавету Григорьевну, жену Саввы Ивановича, обожал и называл ласково «второй мамой». Ему 22 года, он жаждет работы и уговаривает Верочку позировать ему. Если бы она знала, сколько сеансов ей придется вот так сидеть и сидеть! Да при этом ещё и поменьше шевелиться, а остальные в это время с визгом носятся по парку.
   Этой же зимой «Портрет В.М.» имел громадный успех на ежегодной московской выставке; художник и его модель проснулись знаменитыми. Инициалы «В.М.» (а не полное имя) были поставлены по просьбе Елизаветы Григорьевны, которая не хотела, чтобы 12-летняя девочка стала узнаваемой «светской» героиней, опасаясь, как бы её не испортила слава.
   Но Верочку не испортила слава, как не испортила её и любовь, которой девочку щедро одаряли все, начиная с родителей и старших братьев и кончая именитыми гостями. Она получила традиционное для богатых купеческих дочерей домашнее образование; читала запоем, занималась танцами, освоила редкое по тем временам искусство фотографирования, обожала верховую езду и лошадей (благо в Абрамцеве была своя конюшня), ездила с матерью в Европу, где изучала языки и мировую культуру.

   В 1896 году после долгого отсутствия (он расписывал храм в Киеве) в Абрамцево приезжает Виктор Михайлович Васнецов. Прошло девять лет с того времени, когда Серов писал краснощёкую девочку - за столом с персиками из абрамцевской теплицы. Вере 21 год, она в полном расцвете молодости и красоты. Васнецов восхищён: недавний подросток превратился в очаровательную девушку. И художник, так редко писавший портреты, решает написать портрет Веры! И тут же, в Абрамцеве, с благоговейным восторгом начинает работать над полотном. Вероятно, для Васнецова девушка стала выражением чего-то высшего, его России, столь глубоко им любимой. Вера, в светлом платье, с веткой клёна в руке, позирует ему. За работой Васнецов шутливо повторял, что портрет будет висеть в Абрамцеве, а принадлежать будет ему, и что подарит он этот портрет её жениху, если она выйдет замуж за русского. В то время Вера много времени проводила за границей; милая, стройная, образованная девушка всегда была окружена поклонниками. У Васнецова были все основания опасаться, как бы сердце его любимицы не «похитил» кто-то из заграничных обожателей.

   Вера Мамонтова вышла замуж за русского дворянина, Александра Дмитриевича Самарина. Это была взаимная, глубокая и страстная любовь. Во время венчания на невесте было то самое платье, в котором она позировала Васнецову. Виктор Михайлович сдержал слово и подарил жениху этот портрет, который всегда висел над письменным столом в кабинете в доме, где жили Вера с супругом.
   Однако замужеству предшествовали долгие годы страданий. Они познакомились в середине 1890-х. Александр Дмитриевич был старше Веры на 7 лет. Их семьи никогда и нигде не пересекались, ничего общего у них не было - ни общего круга знакомств, ни уклада жизни. Дворянство и купечество в России – это как два разных мира. А главы двух семейств – Дмитрий Фёдорович Самарин и Савва Иванович Мамонтов - как два непримиримых антипода, с разными взглядами и убеждениями.
   Но на дворе был конец XIX века, и, в отличие от старшего поколения, молодёжь уже не придерживалась сословных предрассудков. Вера занимается общественной работой в городских школах и приютах, ходит на публичные лекции по литературе и истории. Такой же образ жизни у Софьи Самариной, с которой Вера познакомилась на лекциях, и вскоре девушки близко сошлись. Вера стала часто бывать в доме Самариных и очень скоро покорила своим обаянием не только сестёр, но и брата. Он влюбился раз и навсегда. Его выбор был определен. Но с точки зрения отца жениха брак его сына с дочерью Саввы Мамонтова был категорически неприемлем. У старшего Самарина, человека чрезвычайно строгих принципов, были на то веские основания.

   К середине 1890-х в семейной жизни родителей Веры после тридцати лет брака произошёл крах. Савва Иванович увлёкся певицей из своего частного оперного театра и ушёл из семьи. А вскоре разразился громкий судебный процесс по делу о хищениях при строительстве Восточно-Сибирской железной дороги. Мамонтов был арестован и осуждён, пять месяцев просидел в камере-одиночке и был оправдан судом присяжных. Но его бурная деятельность в промышленности и искусстве пресеклась.

   Решение отца было категорическим, покорный сын обязан был подчиниться. Он подчинился. Несколько лет длилась гнетущая неопределённость положения. В конце 1901 года Александр Дмитриевич решается ещё раз поговорить с отцом о своей неизменной любви и твёрдом намерении жениться. Разговор состоялся. Отец выслушал, обещал подумать и обсудить своё мнение с семьёй. После этого разговора с семидесятилетним Дмитрием Фёдоровичем сделался удар, и вечером того же дня он скончался. Александр Дмитриевич был глубоко потрясён случившимся. Искренне любящий сын, он считал себя настолько виновным в смерти отца, что молодой и здоровый организм его стал ослабевать от душевных мук...
   Через год после смерти мужа Варвара Петровна Самарина принимает решение. Она прекращает душевные терзания сына и благословляет его своим именем и именем покойного отца на брак с любимой девушкой, тем более что сама она давно уже оценила неоспоримые достоинства избранницы сына.

   Влюблённые встречаются в Риме, где в то время жила Вера с матерью. Александр Дмитриевич приехал к ним, чтобы окончательно обговорить вопросы женитьбы. Бесконечная радость сменила томительную неопределённость. Венчание прошло в Москве в январе 1903-го. После свадебного путешествия по Италии супруги Самарины поселились в своем доме в Богородске. Вера обустраивала дом, своё хозяйство; рядом был её любимый муж, в работе которого она начала принимать деятельное участие. Почти каждый день писала матери счастливые письма. Один за другим появились трое детей: сын Юра, дочь Лиза (в честь бабушки) и сын Серёжа.
   Болезнь налетела как вихрь. Простудившись и проболев три дня воспалением лёгких, Вера Саввишна умерла. Это случилось 27 декабря 1907 года, в том самом московском доме Самариных, куда после венчания пришли молодые. В Москве семья была проездом: они ехали в Абрамцево, к любимой бабушке на Рождество. Похоронили Верушку в милом её сердцу Абрамцеве, около церкви Спаса Нерукотворного. Ей было всего 32 года.

   Она многого не узнала. Не узнала, что спустя девять месяцев умрёт мать, не вынеся разлуки с дочерью. Даже малолетние внуки, Верочкины дети, не смогли удержать её на этом свете. Не узнала, что в 1913 году умрёт от перитонита её Серёженька, чуткий и нежный мальчик, мамина копия и любимец семьи. Что грянет революция и Абрамцево в 1918 будет национализировано, и в том же году скончается Савва Иванович.

   Весь ужас и горе, от которых смерть отвела Веру Саввишну, сполна испытал Александр Дмитриевич Самарин. Он пережил жену на 25 лет. И никогда больше не женился. Вдовец «Девочки с персиками» - его нередко и так характеризовали. Дети и работа спасали его. Неся в своём сердце горе, он старался облегчить жизнь другим людям. Был членом попечительских советов, создавал приюты, богадельни, обеспечивал их средствами. Во время Первой мировой войны заведовал российским отделением Красного Креста и передал свой дом на Поварской улице в Москве под их ведомство. Летом 1915 был избран обер-прокурором Святейшего Синода.
   Первый раз его арестовали в 1918 году, но через полгода отпустили по личному распоряжению Дзержинского. Спустя несколько месяцев - новый арест по подозрению в заговоре против государства на стороне гонимой Русской Церкви. Обвинение требовало одного: высшей меры наказания, расстрела. Расстрел заменили тюремным заключением - «ввиду победоносного завершения борьбы с интервентами». В марте 1922-го А.Д. Самарин был освобождён безо всяких ограничений. Жил с детьми в национализированном Абрамцеве, сам крыл крыши, расчищал дорожки в усадебном парке, чистил конюшни. Глухой осенью 1925-го – резкий стук в дверь, обыск, новый арест. На этот раз он ушёл из абрамцевского дома навсегда. Последовала трёхлетняя ссылка в Якутию, потом поселение в Костроме. Умер Александр Дмитриевич Самарин от кишечной непроходимости в 1932 году в возрасте 64 лет. Его похоронили в Костроме в присутствии детей – Юрия и Елизаветы.
   Портрет своей любимой Веры, подаренный ему Васнецовым, Самарин свято хранил до самой смерти, пронеся его через годы дикой разрухи, голода и скитаний.


Послесловие, или история одного конфуза...



В Абрамцеве нужно непременно побывать: тут сохранилась удивительная духовная атмосфера, а гостиная, где Серов писал «Девочку с персиками», ничуть не изменилась, только на мольберте стоит не оригинал (он - в Третьяковке), а копия.
Мы бродили с мужем из комнаты в комнату, фотографировали портреты, не обращая внимания на инициалы. Потом муж, рассматривая готовые отпечатки, обнаружил, как похожи Вера и молодая женщина с кленовой веткой. (Надо сказать, к стыду своему, что до этого ни он, ни я не видели васнецовский портрет, он не столь растиражирован, как «Девочка с персиками»).
Висит «Портрет В.С.Мамонтовой» в кабинете Е. Г. Мамонтовой и мы решили, что на картине – мать Верочки в молодости. Чтобы показать разительное сходство мамы с дочкой, муж сделал фотоколлаж, объединив два портрета в одном интерьере.
Можно представить себе наш конфуз, когда в следующий наш приезд при вручении коллажа сотрудникам музея услышали: «Как любопытно видеть рядом двух Верочек с разницей в девять лет»...

Subscribe

  • На солнечной полянке

    Сегодня, между прочим, по недавно подписанному указу нашего президента - 3-е воскресенье октября - День отца. Всех отцов с праздником! 1958…

  • Хоть караул кричи...

    Похоже, "хоть караул кричи" Чехов всю жизнь любил за универсальность: где надо – выражение восторга, где надо – подчёркивает степень переживаемых…

  • Вот такая собачья жизнь...

    Фото В. Златомрежев, 2012 год, январь, Вена. Хотя место действия сейчас можно и не упоминать: повсюду можно встретить даму с приодетой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments