a_i_z (a_i_z) wrote,
a_i_z
a_i_z

Categories:

Двойная мораль, или - Я говорил им, что они дураки!

Начало было тут - Рылеев в линзах

Тайные общества, наводнившие Россию в начале 19-го века, по духу своему были похожи на застойных времён кухню,
где интеллигенция собиралась, чтобы поговорить о судьбах Отечества,
ну и потом, с чувством исполненного долга, сладко заснуть.

- Вы сами, государь, были бы членом тайного общества, будь вы поручиком 20-ти лет, -
так на допросе воскликнул красавец-декабрист Анненков, который хоть и состоял в Петербургском филиале «Южного общества»,
но вся его вина по большей мере как раз и состояла в - а поговорить?

Выйдя на Сенатскую, декабристы, конечно, вышли далеко за рамки «поговорить».
Что у них из этого вышло, известно.

                  
Умный Грибоедов

- Я говорил им, что они дураки, - приписывают Грибоедову со слов его давнего приятеля С.Н. Бегичева,
который оставил эту фразу в мемуарах о Грибоедове после его смерти.

В начале 1826 года, пока шло рассмотрение «дела Грибоедова» о принадлежности к тайному обществу,
Степан Никитич везде и всюду рассказывал про насмешливое грибоедовское дураки в адрес декабристов,
чтобы как можно больше нужных ушей услышало.
И сам Грибоедов под арестом тоже упорно отрицал свою принадлежность хоть к какому тайному обществу (а поговорить? - не в счёт).
Так победили. Меньше чем через полгода Грибоедов вышел из тюрьмы чист как стёклышко.
От смутных подозрений на его антигосударственный счёт не осталось следа.

А вот это грибоедовское - сто человек прапорщиков хотят изменить весь государственный быт в России – известно больше,
почти как "дым Отечества нам сладок и приятен"...
Позже и Ленин тоже напишет про «узок их круг», ну да, не широк, наскребли на одно каре.
И от народа «страшно далеки», - заметит Ленин.
Но в проектах они мечтали быть к народу ближе, первым делом хотели уничтожить сословия!
Правда, всё только на словах.

Рылеев и прапорщик

Полковник Ф. А. Рылеев (отец декабриста) нрава был деспотичного, мог поднять руку на жену,
мог выгнать из дома её с маленьким Коней (Кондратием).
Кроме того, в любовных похождениях он себя не ограничивал, у него были побочные дети,
одна из которых – Аня (Анна Фёдоровна Крылова).

Она жила у супругов Рылеевых на правах воспитанницы.
Все знали, что она дочь Фёдора Андреевича, но законной отцом не была признана, хоть он был к ней привязан.
Когда родители Рылеева разъехались (мать получила в наследство деревню), Аня осталась с матерью и Кондратием
(отец умер в 1814-м)

В конце февраля 1824 года будущий декабрист дрался на дуэли из-за сестры Ани с 19-летним прапорщиком Константином Шаховским.
Может, Шаховской повёл себя в отношении сестры Рылеева как-то не так?
Бедную девушку всякий прапорщик обидеть может...

Считается, что официальным поводом к дуэли стали перехваченные Рылеевым любовные письма Шаховского к сестре.
Однако секундант Рылеева (тоже будущий декабрист) Александр Бестужев утверждал,
что Рылеева взбесили не письма, а то, что они были подписаны «Анне Рылеевой».
Как - Рылеевой? Она – незаконнорождённая!
Он, только он – единственный законный сын и, стало быть, только он – дворянин Рылеев!

Шаховской отказался от дуэли из-за такой глупости... Рылеев плюнул ему в лицо...

Дуэль проходила на очень жёстких условиях, «без барьера», на трёх шагах.
Первым выстрелом Шаховского Рылеев был ранен в ногу, каждый сделал по три выстрела.
Несмотря на ранение, Рылеев хотел «драться до повалу» (пока кто-то не упадёт смертельно раненый или убитый),
Бестужеву с большим трудом удалось прекратить дуэль и не допустить ничьей смерти.

Эта дуэль любимого сына (которого могли убить!) настолько подействовала на мать Рылеева,
что она слегла в жестокой горячке и через два месяца умерла.
Рылеев винил себя в смерти матери, но прежде всего – сестру, позволившей себе принимать такие письма.
Сестра не стерпела столь грубого вмешательства в её жизнь, переехала, жила частными уроками.

Это лишь начало в череде последовавших (как с цепи сорвались!) декабристских дуэлей.
Писатель-историк Яков Гордин напишет об этом книгу «Дуэль как пролог мятежа».
Дуэли эти, как правило, были нешуточными, на жёстких условиях – смертельно опасными.
То есть, надо полагать, смерти они не боялись?

Тогда абсолютно непонятно их поведение после ареста.
Как они начали каяться и доносить на всех подряд, словно соревнуясь – кто больше назовёт имён.
И руководителей, и рядовых.

Из Мережковского - «Читая покаянные письма декабристов к Николаю I, не веришь глазам,
- это ли вчерашние мятежники, цареубийцы?
Революция сползает с них, как истлевшее лохмотье, открывая голое тело реакции».

Продолжение Первая встреча, или Хорошо быть умным!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments